Один атеист однажды предложил Вильяму Пэйли опровергнуть его утверждение о том, что бога нет. Пэйли очень спокойно снял часы, открыл крышку и сказал: «Если бы я сказал вам, что все эти колесики, рычажки и пружинки сами по себе сложились в этот замечательный механизм и начали самостоятельно отсчитывать время, что бы вы подумали о моих умственных способностях? Разумеется, вы позвонили бы в ближайшую психиатрическую лечебницу. Но посмотрите на звезды. Каждая движется по своей строго определенной орбите — Земля и другие планеты вращаются вокруг Солнца, и вся наша система проделывает больше миллиона миль за день. Каждая звезда — это тоже Солнце, вокруг нее есть своя система миров, которые несутся сквозь космос подобно нашей Солнечной системе. И ничто не сталкивается друг с другом, не мешает и не тревожит других. Все продуманно, эффективно и находится под контролем. Разве вам не приходит в голову мысль, что все это сделано чьей-то рукой?»

А предположим, что он ответил бы своему противнику иначе: «Бога нет? Не, будьте ослом! Вы просто не понимаете, о чем говорите!» Каков был бы результат такого разговора? Несомненно, разгорелась бы ссора — словесная война, яростная, но абсолютно бесполезная. Атеист отстаивал бы свою точку зрения с нечестивым усердием и с яростью дикой кошки. Почему? Потому что, как указывал профессор Оверстрит, это была его точка зрения, и критика этой точки зрения подвергала угрозе его самооценку. Гордость этого человека была бы уязвлена.

Так как гордость — это самая взрывчатая черта человеческой натуры, не разумнее ли было бы заставить ее работать на нас, но не против нас? Как? По примеру Пэйли, показывая, что наше предложение очень просто и логично и что с ним может согласиться даже самый яростный оппонент. С предложением, высказанным в такой форме, согласиться гораздо легче, чем отвергнуть. Такой подход препятствует возникновению противоречий, в разуме собеседника уже не возникают мысли, которые могли бы испортить эффект от наших слов.

Пэйли продемонстрировал тонкий подход к человеческому разуму. Однако большинство людей не обладают такой деликатностью и не могут войти в цитадель убеждений другого человека рука об руку с хозяином. Они ошибочно полагают, что эту крепость надо брать приступом, и идут напролом. Что же происходит в этом случае? Возникает враждебность, подъемный мост поднимается, мощные ворота закрываются на все засовы, меткие лучники натягивают свои огромные луки — и разгорается жестокое словесное сражение. Такие побоища обычно заканчиваются ничем — ни одной из сторон не удается убедить другую и склонить ее на свою сторону.

Более тонкий подход, который я предлагаю, совершенно не нов. Им пользовались давным-давно, еще во времена апостола Павла. Святой Павел воспользовался им, обращаясь к афинянам, собравшимся на Марсовом поле, — воспользовался настолько искусно и утонченно, что его выступление вот уже девятнадцать столетий вызывает восхищение. Он был очень образованным человеком, а после обращения в христианство стал самым яростным его защитником, благодаря своему красноречию. Однажды он прибыл в Афины — Афины после Перикла; Афины, которые уже пережили пору расцвета и теперь медленно угасали. В Посланиях апостолов мы читаем об этом времени: «Все афиняне и чужестранцы, прибывающие в город, проводили время лишь в рассказах или в выслушивании рассказов о чем-нибудь новеньком».

Никакого радио, никакого телеграфа, никаких новостей. Да, этим афинянам трудновато было услышать за завтраком что-нибудь новое. И вот в город прибыл Павел. Он был новым человеком в городе. Афиняне окружили его, прося рассказать о новостях. Когда они вели его к Ареопагу, они спросили: «Какое новое учение ты проповедуешь? До нас доходили странные слухи, мы бы хотели узнать, что это такое на самом деле».

Другими словами, они предложили Павлу выступить с речью, и он с удовольствием согласился. На самом деле он ведь и прибыл в город только ради этого. Вероятно, он поднялся на камень или какое-нибудь возвышение и начал с волнением, как и всякий хороший оратор в начале выступления. Скорее всего он вытер руки и прочистил горло перед тем, как начать.

Однако он не стал одобрять то, как они сформулировали свое приглашение: «…новое учение… странные слухи». Это был яд. Он должен был искоренить подобные идеи. Это была благодатная почва для возникновения противоречащих и негативных мнений. Павел не хотел, чтобы проповедуемое им учение считали чем-то странным и чуждым. Он хотел, чтобы люди осознали правильность его слов, полюбили их и поверили. Нужно было подавить проявление несогласия. Но как? Павел немного подумал, и в голове его возник замечательный план. И вот он начал свою бессмертную речь: «Граждане Афин, я знаю, что вы очень религиозны».

Афиняне поклонялись множеству богов, они были очень религиозны и гордились этим. Павел сделал им комплимент, доставил им удовольствие, и они стали относиться к. нему теплее. Одно из правил эффективного публичного выступления заключается в том, что любое утверждение нужно иллюстрировать примерами. И Павел сделал это:

«Проходя по городу и изучая ваши храмы, я обнаружил алтарь, на котором было написано: «Неизвестному богу».

Это еще раз доказывает религиозность афинян. Они настолько боялись оскорбить какое-нибудь божество, что решили даже, воздвигнуть алтарь в честь неизвестного бога. Это был своеобразный страховой полис, чтобы бессознательно и неумышленно не обидеть кого-нибудь, о ком они даже не знали. Павел, упомянув этот особенный алтарь, не поддался искушению перейти на грубую лесть, он показал, что искренне восхищен религиозностью афинян.

И теперь настало время пожинать плоды столь разумного вступления: «Того кому вы поклонялись в своем невежестве, пришел я возгласить вам».

«Новое учение… странные слухи»? Ничего подобного. Павел пришел лишь – рассказать истину о господе, которому афиняне и так поклонялись, просто не. осознавали этого. Превратить нечто незнакомое в то, что давно знакомо, — какой великолепный прием.

Павел изложил свое учение Спасения. и Воскресения, привел в подтверждение своих слов несколько цитат из произведений великих греческих поэтов, и дело было сделано. Некоторые из его слушателей посмеялись над ним, но другие сказал: «Мы хотим услышать об этом еще».

Мы сталкиваемся с той же Проблемой, когда пытаемся кого-нибудь в чем-либо убедить или произвести на кого-нибудь впечатление. Нам нужно заронить свою идею в разум слушателей и постараться сделать так, чтобы мысли, противоречащие нашей точке зрения, не возникали. В этом вам помогут советы из моей книги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей».

Почти каждый день вам приходится общаться с людьми, которые не всегда разделяют вашу точку зрения, а часто и спорят с ней. Разве вам не приходится постоянно склонять людей к вашей точке зрения дома, на работе, на вечеринке или официальном приеме? Разве вам не нужно совершенствовать свое умение убеждать? И как же вы это делаете? Проявляете ли такт Линкольна и Макмиллана? Если да, то вас можно только поздравить. Вы — человек редких дипломатических способностей и необычайного благоразумия. Сейчас было бы полезно вспомнить слова Вудро Вильсона: «Если вы придете ко мне и скажете: «Давайте сядем и посоветуемся, и если разойдемся во мнениях, то нужно будет подумать, в чем причина наших противоречий, и устранить ее», — то мы обнаружим, что расходимся в немногом, зато общего у нас куда больше. И если у нас хватит терпения, откровенности и желания взаимодействовать, мы сможем пойти дальше рука об руку».

Похожие записи