Биография Виталия Бардецкого впечатляет. Корреспондент, журналист, музыкальный редактор, продюсер, ведущий музыкальных программ, редактор журнала, владелец рекорд-лейбла — виды деятельности, в которых он является профессионалом. На данный момент Виталий Бардецкий — генеральный продюсер агентства Promo Ocean, специализирующегося на продвижении проектов шоу-бизнеса и рекламы, а также организации гастролей артистов. Одним из последних громких проектов агентства является Chicken Kiev.

Я слышал, ты раньше увлекался рок-музыкой?

Я и сейчас ею увлекаюсь. Я совершенно всеяден в музыке. Я думаю, что в этом и есть прелесть в наши дни, когда ты можешь слушать всё что угодно – от джаза традиционного до хэви метал.

Как произошло увлечение дэнс-музыкой?

В 1992 году я случайно попал в Берлин. Я не знал этой музыки, но первый поход в «Трезор» (Tresor)… Я сразу почувствовал себя как дома.

Что тогда было актуально в Германии?

Тогда в «Трезоре» рулили детройт и минимал техно. Вообще все американские черные ребята – Jeff Mills, Juan Atkins, Neil Armstrong.Как ты случайно попал в Германию?

Я был журналистом. Практически со второго курса уже начал работать. Я всё время работал с артистами. В частности, с Анжеликой Коршинской.Мы встретили одного англичанина, живущего в Берлине, и нас пригласили выступить на фестиваль с Анжеликой, Скрябиным и еще некоторыми украинскими группами. Конечно, это бы шок слегка. История, много раз рассказанная. Мы попали в Tacheles Cafe — совершенно культовое заведение, вмещающее человек 300. Это был альтернативный андеграундный бар-клуб из кованого металла с кучей страннейших персонажей. Во внутреннем дворике жила британская комьюнити под названием Spiral Tribe полностью больные сумасшедшие. Таких сейчас нет. Очень странные люди, в постоянном угаре. Они делали там совершенно безумные мероприятия на открытом воздухе.

Во Львове ты работал на радио?

Я был программным директором радиостанции «Радио “Люкс”» во Львове. Но недолго. Несмотря на мою любовь к этому городу, могу сказать, что там очень много подземных течений. Пока я был вдали, некоторые рассказывали обо мне странные вещи, например, о том, что я украл у кого-то 20 долларов. Когда я узнал об этой истории, сразу же собрал вещи и уехал в Киев.

Расскажи о своей работе на телеканале «Энтер»?

Пару лет я был его программным директором. Могу сказать, что я его придумал. Как по мне, у него сейчас нет никакого формата, он непонятен для меня. Я предполагал, что это будет канал актуальной музыки.

Почему ушел?

Я не могу понять, зачем он создан и куда он движется. У него нет перспектив. Плюс канал находился в холдинге, и мне было сложно работать с этими людьми. Слишком много нервов это всё требовало.

Я слышал, что ты строишь свой клуб…

Да. В Киеве есть еще место для двадцати клубов, затем начнется их структурирование. Должна же создаться какая-то аудитория, которая пока еще не создана. Поэтому мы сейчас достраиваем свое заведение на Подоле под названием «Хлеб». Новый для Киева концепт — соединение концертной площадки и танцевального клуба. Я не хочу делать еще одну «Оранжерею», «Кайф», «Арену». Строим клуб на свои деньги. Никаких инвесторов, которые придут и скажут, что завтра у нас будет r’n’b. Я хочу это всё лично контролировать.

Сам-то в клубы часто ходишь?

Я должен получать эстетическое удовольствие от этого. Последние полгода никуда не хожу. В основном, сижу дома и готовлю для своей жены блюда вьетнамской кухни.

Chicken Kiev. Какова концепция проекта и почему такое название?

Современная электронная музыка, самая разнообразная. Мы планируем 3 мероприятия в следующем году, это будут уже имена посерьезней. Можно было бы и того же Хуана Эткинса привезти, и Джефа Миллса. Это андеграунд. Первый проект был организован впопыхах и с точки зрения бизнеса совершенно утопичен. Мы думали выйти с каким-то международным брендом. Но я думаю, что здесь лучше могут работать какие-то местные бренды. Плюс интересно сделать что-то свое, какой-нибудь бренд, который станет известен в Европе.

Расскажи о Sale Records?

Какое-то время я лелеял мысли о том, что здесь, в Украине, может создаться некая сцена по типу того, как это произошло на финской сцене, которая породила Panasonic и Jimmy Tenor’a, известных на мировом уровне. В какой-то момент я начал искать, что здесь происходит, после пяти лет проект был заморожен. Я могу это поддерживать, но я не вижу материала интересного. Любая национальная сцена может выдать на гора два-три имени. Здесь такого нет.

Сколько нужно денег и времени, чтобы сделать диджея с нуля?

Я думаю, немного. Тысяч 100 и полгода времени. Но ключевой момент – это талант. Многие об этом забывают. Если нет таланта, если нет ничего в голове, в сердце, ничего не получится. Да, есть проекты, которые спонсируются предпринимателями, умеющими строить заводы. В них инвестируют, в них вкладывают деньги, раскручивают. Здесь же всё по-другому. Тут идет обращение к эмоциям. Это как клуб открыть.

Какие из украинских клубов и диджеев ты можешь выделить за 10 лет, повлиявших на рынок?

Я думаю, Ultra, конечно, сделала свое дело. Это  клуб, который был самым влиятельным за последние 10 лет. Это был очень понятный клуб с сумасшедшей атмосферой. Как ни странно, в первые месяцы работы «Чайковского» было очень весело. Opium тоже оставил свой след. Всё остальное не впечатляет. Из диджеев – всё-таки Конь. Леша – человек с хорошим кругозором и хорошим вкусом. Я не знаю, что сейчас с ним происходит. Наверно, не так уже интересен, как раньше. Пожалуй, больше никто.

Неприезды в «Кайф» таких деятелей, как Sander Klinenberg, Afrika Bambaataa, Felix Da Housecat – твоих рук дела?

Отчасти. Я организовывал их выступления в киевском клубе «Кайф». Это просто рок какой-то. Три сорванных выступления за 1 месяц. В моей карьере такого не было. У Кляйненберга съехала крыша. Afrika Bambaataa его «бог» сказал, что он не должен лететь (после случая с авиакатастрофой российского самолета под Донецком), а Da Housecat стал жертвой ежегодной забастовки носильщиков в испанском аэропорту. В общем, после этих эпизодов «Кайф» со мной не жаждет работать. Да я их понимаю. На них столько шишек посыпалось.

Похожие записи